Мой первый фанфик. буду выкладывать по чуть-чуть. Отзывайтесь.

Автор: sadness
Название: Ливень
Рейтинг: PG
Пейринг: ДМ/ДУ

глава1.
В этом году лето выдалось удивительно жарким и дождливым. Солнце пекло лишь до обеда, в полдень сменяясь серыми тучами, ветром и раскатами грома. И вновь появлялось лишь под вечер, уже совсем не жаря, а нежно грея, будто извиняясь за долгое отсутствие. Может, кого-то это и огорчало, но не ее. Девушка, волосы которой спускались до середины спины, завиваясь рыжими локонами на концах, ужасно полюбила дождь за эти три месяца .Вот и сейчас: солнце скрылось за тучи, поднялся ветер, воздух еще не остыл.
А вот и первый раскат грома. За ним еще, и еще один. А дождя все нет.
Она распахнула окно и влезла на широкий подоконник, держа в руках очередную толстую книгу, содержание которой наталкивает на серьезные размышления о том, что твоя жизнь не так уж и ужасна. Ей нравилось встречать дождь. Она любила почитать, или  подумать в такую погоду. А еще, со второго этажа Норы, где находилась ее комната, было хорошо видно ближайшие  окрестности.
Дождь начался внезапно, будто кто-то открыл кран. Тяжелые капли забарабанили по подоконнику, раскаленной земле; воздух остывал, пахло свежестью.
Спустя где-то полчаса в комнату обычно заваливался один из рыжих братцев, и сразу же находилось занятие поважнее, чем "наблюдение дождя", как называл это Рон. Этим занятием было показать нерадивому братцу, где он вчера снял любимую бейсболку, или бросил метлу. Джинни приходилось выполнять обязанности мамы для Рона, так как миссис Уизли с супругом уехали на 2 недели, до конца каникул, к очередным многочисленным родственникам в Ирландию. Благо, старшие братья-близнецы закончили школу год назад и уже уехали в Гринготс - свое новое место жительства и работы, так что дом сейчас был полностью в распоряжении Джинни, Рона и.. Гарри, который как обычно, гостил у Рона. Само – собой, большую часть дня парни проводили на метлах, независимо от погоды.
Гарри. Джинни была, поначалу, зла на него за то, что он снова влез в ее жизнь. Она ведь практически забыла о своих чувствах к нему, и вот, в один прекрасный день, он стоит на пороге Норы, мокрый, с метлой и чемоданом в руках. Само - собой, Рона дома не было. И само - собой, Джинни никто не предупреждал о приезде гостя.
- Гарри?!.. - Джинни, разумеется, была, скажем так, удивлена появлением на своем пороге мокрого до нитки брюнета, который сейчас выглядел довольно привлекательно: синие джинсы и серая футболка облепили накачанное квиддичем тело; парень заметно вытянулся за те три месяца, что Джинни его не видела.
- Джинни, здравствуй.- Гарри тоже слегка опешил, он думал, что его встретит Рон. Он не знал что сказать, и вышло немного неловко- А Рон дома?
- Нет.
   Гарри все еще стоял на пороге и изучал Джинни, которая в свою очередь рассматривала его.К слову,  младшая сестра Рона тоже, как будто повзрослела, по крайней мере внешне. Она не была больше похожа на нелепого ребенка пятнадцати лет, старающегося выглядеть постарше. К тому же, теперь ей было 16. Пусть это не так-то и много меняет, но девушка на самом деле как-то изменилась. Ее тело наконец-то оформилось. Это, конечно  первое, на что обратил внимание 17-летний парень.
   Джинни никогда и не была тощей, но считала себя полноватой; а  теперь это только пошло ей на пользу. Конечно, все это случилось не сразу и не за три месяца, но в школе существует роба, умело скрывающая все достоинства и недостатки учеников. А сейчас, перед Гарри стояла привлекательная молодая девушка босиком, в коротеньком белом сарафанчике, что делало ее похожей на простую сельскую девчонку. Но Джинни отличалась элегантностью. Ее волосы были собраны в тугой хвост выше затыка, на глаза слегка спадала густая косая челка, успевшая отрасти со времени последней стрижки, а от утреннего макияжа, который был по максимуму природным, остались только тушь, немного перламутровых светло-коричневых теней и остатки блеска на губах. Так она обычно ходила дома.
    Молчание продлилось всего несколько секунд, но обоим было довольно неловко.
- Зайдешь? - Джинни отошла от двери, пропуская Гарри в дом.
- Спасибо.- Гарри оставил чемодан и метлу у входа, и остался стоять у двери.
- Проходи, не бойся.- Джинни улыбнулась гостю. - Рон будет не скоро, поэтому избежать моего общества тебе все равно не удастся.
    Гарри тоже улыбнулся. Стало немного легче.
- Кхм... А где твои родители, братья?
- Мама с папой у  дяди Шеймуса, в Ирландии, до конца лета. А что, Рон не предупредил?
- Да нет...
- ..Джордж и Фред уехали в Гринготс, а Рон… не знаю, где он. Утром ушел куда-то. Куда, не сказал. Обещал к вечеру быть дома.
- Вот дает, а говорил, что будет дома, когда я приеду.
-Ну ты же знаешь Рона....Мм, так Гарри, идем я тебе покажу твою комнату, хотя ты тут и так все знаешь. Джинни привела Гарри в комнату старших братьев.-Располагайся. Я пойду заварю чай, а ты переодевайся и спускайся. - Джинни гостеприимно улыбнулась.
- ..а зачем переодеваться?
- Ты мокрый, Гарри. Наверное, лучше будет, если ты переоденешься.
- Точно .Извини, я что-то…Я, в общем сейчас буду.

Вот так. Мокрый и слегка растерянный, вновь ворвался в жизнь Джинни Уизли Мальчик-Который-Выжил. Такой была их первая встреча. Первая полноценная встреча, с разговором, взглядами в глаза, первая за последние пять месяцев.
Почему пять месяцев? Потому что Джинни всячески избегала встреч с Гарри Поттером еще до окончания учебного года, и, разумеется, она не видела его три месяца - летние каникулы.Она решила, что так будет лучше для нее же. Ведь она давно уже не испытывала ничего "такого" к Гарри. Это было как наркотик: он, как - бы уже и не нужен, не приносит радости, но жить без него все сложнее... Ей всегда очень хотелось увидеть Гарри, перекинуться парой фраз, получить легкую ответную улыбку,… хотя девушка прекрасно понимала, что все это бессмысленно, что ничего у них не будет. Он давно дал ей понять это.
Но она все равно надеялась, ждала его, бросала украдкой взгляды. А потом... потом почему-то практически возненавидела его. За то, что он мучает ее, за то, что разговаривает с ней, улыбается ей, понимая, что дает ей надежду... А может, он и не виноват ни в чем... может, он просто отвечал на ее вопросы, просто старался быть вежливым.
       А с другой стороны, Джинни была благодарна этому парню за то, что он особого внимания ей не удилял, он понимал, наверное, что только даст ей надежду, а потом принесет боль своим отказом. За это она была благодарна.
Само - собой, за все эти годы ей нравился не один другой мальчик, но ни с одним из них она так и не стала встречаться, потому что в ней всегда жили чувства к Гарри Поттеру. Как оказалось, это очень мешало.
Однажды вечером Джинни задумалась: ей было уже пятнадцать, почти шестнадцать, а парня у нее еще не было. И это притом, что многие считали ее довольно привлекательной и интересной девушкой.
Так, однажды вечером, Джинни Уизли решила, что пора раз и на всегда завязывать с Гарри Поттером. Сначала было трудновато, но, спустя какое-то время, все практически прошло. Правда, понадобилось несколько месяцев. Тем не менее, лечение пошло девушке на пользу: она стала обращать внимание на других парней, флиртовать. Но где-то на донышке души все равно  теплились остатки чувств к Гарри, остатки вируса. Они- то и дали о себе знать по приезде парня. Весь тот вечер Джин долго не могла уснуть - она все думала о нем, о своих чувствах к нему, вернее о их наличии, о том, что с этим делать. В конце - концов, девушка решила, что они с этим гриффиндорцем только друзья. Старые друзья. И еще, она точно поняла для себя, что не хочет больше этой боли, мучений, и пустых надежд.
    Тем не менее, это совсем не мешало Джинни наблюдать за тем, как парни играют в квиддич у них на заднем дворе, а иногда и играть вместе с ними, болтать по вечерам с Гарри, иногда засиживаясь до полуночи, когда Рон уже шел спать... Но сейчас Джинни действительно чувствовала себя спокойно, потому что теперь воспринимала друга своего старшего брата, как своего друга. И не больше.

глава2.
Этим утром просыпаться было особенно сложно. Отчасти оттого, что вчера Джинни, Гарри и Рон снова засиделись допоздна. А с другой стороны, просыпаться не хотелось и  от осознания того, что последний летний день ушел и начинается осень. Конечно, на погоде это особо не отразилось, ведь это только первое сентября. Зато отразилось на настроении. Это был первый раз в их жизни, когда мама не помогала собирать вещи. Наверное, поэтому уже за час до выхода все было готово. Ребята решили не ждать до последнего, а выйти пораньше, раз уж есть такая возможность.
Всю дорогу до вокзала Гарри, Рон и Джинни о чем-то болтали и смеялись. Джинн наконец-то почувствовала себя в своей тарелке: здесь она может быть самой собой.

Ровно в 9.05 на платформу 9 и 3/4 прибыла та, чье место так понравилось Джинни Уизли - лучшая подруга Гарри и Рона - Гермиона Грейнджер. Джинни всегда старалась подражать ей, пусть и не во всем (у нее все же были и свои достоинства), но уж в манере одеваться - частенько. Сегодня Гермиона тоже выглядела неплохо: черные туфли-лодочки без каблука, облегающая рубашка с коротким рукавом в тон обуви и темно-бордовая прямая юбка чуть ниже колен только подчеркивали то, что прошедшим летом гриффиндорка проводила время с пользой для себя.
-Герми! - мальчишки, конечно же, были рады видеть подругу. Они налетели на нее, тараторя наперебой что-то о том, как хорошо она загорела и как они рады ее видеть.
Тут весь позитивный настрой мисс Уизли испарился, ведь она снова стала только "младшей сестренкой Рона".
Сухо поздоровавшись, Джинн отправилась на поиски свободного купе.
И таковое нашлось.
Рыжеволосая девушка, одетая в синюю майку, короткую джинсовую юбку и шлепанцы закинула свои чемоданы на полки и устроилась поудобнее у окна. Она все думала о том, как теперь быть и решила, что, пожалуй, просто пустит все на самотек.
"Будь как будет. Мы отлично провели время. И я рада за ребят, я рада, что они снова вместе".
Поезд все еще стоял, а ливень уже успел начаться. Джинни вытянула из сумки книгу одного из древних философов, в которую частенько  уходила с головой.


Тем временем, поезд тронулся. В это время свободное купе искал еще один человек. Но свободного, или как минимум, подходящего не было вообще: причиной в основном служила недостойная кампания. И только где-то в конце вагона светловолосый парень нашел кое-что, более-менее удовлетворяющее его интересам.
   Устроившись поудобнее, парень стал рассматривать сидевшую напротив девушку со знакомой ему  книгой на коленях.
Он узнал ее сразу, еще не войдя в купе. Казалось бы, ничем не отличающаяся от многих других особа: она сидела, нога на ногу, руки на толстой старой книге, голова склонена набок, темно-рыжие волосы слегка спадали рваными прядями на лицо, плавно покачиваясь в ритм поезда. Вмеру короткая джинсовая юбка давала возможность рассмотреть загорелые ноги. И, да, было еще одно обстоятельство, которое, собственно и позволило парню так тщательно рассмотреть девушку - она спала.
Он решил не будить ее. «Тем лучше. Не будет надоедать». Он тихонько стянул с колен девушки книгу и узнал в ней ту, что читал летом и решил еще разок взглянуть на полюбившиеся моменты.
Поезд резко затормозил. Сильный толчок вперед выдернул ее из сна. Еще не успев прийти в себя, Джинни услышала чье-то тяжелое: «Ох". Протерев глаза, девушка поняла, что полулежит на ком-то мягком и теплом... черные брюки, черная же шелковая рубашка, светлые волосы, стальные глаза...
- Какого черта?..Малфой?!
- Хм..а я ждал немного другого приветствия. Тем более, если учесть тот факт, что сейчас ты на мне лежишь, а не я на тебе…
Эти слова разозлили Джин и заставили покраснеть. Она поспешила вернуться на свое место.
-...хотя вы Уизли такие невежды, что другого ожидать просто не...
- Какого черта ты здесь делаешь?
- ..не приходится. Я здесь сижу, Уизли. Если ты не заметила, я тоже в Хогвартсе учусь, и своего поезда у меня пока нет, поэтому приходится ездить с вами.
- Я знаю это, Малфой.-голос Джинни переходил из саркастического в голос разгневанной до предела фурии, не терпящий возражений.- Я спрашиваю, какого черта ты делаешь в моем купе!
- Насколько я знаю, ты его еще пока не успела выкупить, поэтому оно настолько же твое, насколько и мое. Ясно?
   Джинни вновь заговорила после нескольких минут молчания.
- И почему же ты сегодня не в компании своих пафосных слизеринских свиней?
- А вот это не твое дело, Уизли. - Малфой ответил тихо и спокойно, не отрывая взгляда от книги.- Не мешай.
- Что?-только сейчас рыжеволосая девушка заметила книгу в руках парня. Она тут же перерыла содержимое своей сумки, убедившись, что книги там нет. - Это ведь моя книга, да?
- Какая? Эта? Уизли, ты, по-моему, слишком много о себе возомнила. Пойми, ты не можешь купить все. И это купе не твое, помнишь?
- Пошел ты, Малфой.- Джинни решила завязать с этим неблагодарным занятием, - выяснять что-либо у Малфоя, и решила, что книга, наверняка упала куда-то, потом найдется. Девушка стала наблюдать в окно проплывающие мимо пейзажи, думая о том, что ее первый осенний день начался не лучшим образом: уснула в одиночестве, - проснулась в компании Малфоя. «Хорошо, что это не Новый год. Здесь "как проведешь первый день, так и весь год" не действует».

глава3.
Когда поезд окончательно остановился, Джинни Уизли поспешила собрать свои немногочисленные чемоданы и покинуть купе. Драко Малфой лишь усмехнулся вслед этой ужасно гордой гриффиндорской девчонке, которая слишком много о себе возомнила.

В Большом зале Джинни встретилась со своими друзьями и однокурсниками. Все встретили девушку очень тепло, поэтому ее настроение снова поднялось. Но через несколько минут оказалось, что ее ждала одна неожиданность, которая поначалу весьма смутила девушку.
- ..ну а теперь - старосты. - Дамблдор начинал объявлять старост среди старшекурсников этого года. Шестикурсники всегда считались основным "органом" власти в школе, так как седьмому курсу нужно готовиться к экзаменам.
- Гриффиндор - Вирджиния Уизли. Равенкло - ...
- Джинни, поздравляю!
- Молодец, Джин! - со всех сторон посыпались поздравления от подруг.
Все были рады за нее, но сама Джинни не находила в почетном положении старосты ничего, кроме дополнительных хлопот и ответственности. - Спасибо, девчонки.
Новоиспеченная староста подошла к преподавательскому столу за распоряжениями. Получив поздравления и расписание на первую неделю для своего курса, девушка повела первокурсников в гриффиндорскую башню. По пути она размышляла о привилегиях старост, в частности, о личных апартаментах. Но была, также и неприятная сторона - все, и гриффиндорцы, и равенкловцы, слизеринцы и хаффлхафцы - все старосты будут жить в одной башне.
" Ну и ладно. Плевала я на  слизеринцев. Староста у них все-таки не Малфой. А с остальными и так все будет нормально. В конце - концов, у меня будет отдельная комната."

Как оказалось, башня была довольно просторной. Места хватило бы целому факультету. Прихожая была не менее уютной, чем гриффиндорская, обставлена почти так же: у камина стоял мягкий диван, по краям пара таких же мягких кресел.У окна стоял большой деревянный стол, стулья. Каменная лестница вела к спальням.
К счастью, кроме Джинни в башне был только Джефри Макильсон, который был старостой Равенкло и уже успел облюбовать себе комнату, поэтому оставалось еще три свободных спальни. Джинни осмотрела каждую из них, - в каждой было место для творчества. Все комнаты выглядели одинаково: два кресла напротив камина, между ними - высокий столик из красного дерева. Два больших окна, зашториных тяжелыми золотыми шторами, у одного из которых стоял массивный широкий стол и стул красного дерева, рядом, у стены - шкаф той же фактуры; между окнами стояла большая, из красного же дерева, кровать с золотым пологом. Практически весь пол был укрыт ковром цвета кофе с молоком, в котором утопали пальцы.
Темная дверь вела в ванную комнату. Была еще общая ванная старост, больше походившая на бассейн. Но Джинни решила, что ей пока хватит и этой личной ванной комнаты.
Джинни выбрала комнату с шикарным видом на озеро. Хотя уже стемнело, девушка все же решила не откладывать на завтра, и начала переделывать комнату под себя. Первым делом, она сняла все шторы и занавески с окон и сложила их на стуле, чтобы утром их забрали домовые эльфы. Ей хотелось, чтобы в комнате было больше света. Затем она изменила цвет постельного белья и полога. Шелковые пододеяльник и наволочки из золотых превратились в темно-коричневые, а простынь стала темно-бежевой. Полог стал темно-коричневого цвета, ближе к бардовому.
-Все.- Новая староста Гриффиндора тяжело вздохнула, и, еще раз окинув взглядом проделанную работу, стала готовиться ко сну. Она натянула старую футболку Фреда, в которой обычно спала, просмотрела расписание на завтра, и залезла под одеяло.

ну как?